Клуб любителей кровных охотничьих собак «Аргус» проводит выставки, состязания, занимается развитием собаководства
Клуб любителей кровных охотничьих собак «Аргус» проводит выставки, состязания, занимается развитием собаководства

«Эстонская» гончая – чья же это порода?

Эстонских гончих я держу более двадцати пяти лет и периодически возвращаюсь к вопросу: как же появилась эта порода, как шло её становление, какие у неё перспективы  и есть ли они.

Перечитывая «Историю гончих собак» Г.Д. Розена я наткнулся на одну его мысль, он пишет (орфография автора) «…Французы замечательные знатоки, и англичане, замечательные выводители пород, знают насколько трудно одному человеку вывести или очистить породу. Скажу более, одному человеку, для того, чтоб привести дело к концу, слишком мало его жизни и средств денежных; особенно в настоящее время редко найдется человек, настолько богатый и свободный,… который мог бы, подобно графу Орлову, посвятить себя улучшению или выводу какой бы то ни было породы…». И я решил более досконально заняться этим вопросом.

Причины появления породы мы знаем, если кратко:  департамент лесного хозяйства Эстонии в середине двадцатых годов прошлого века запретил охоту с гончими чей рост в холке превышал 45 см. В конце двадцатых, начале тридцатых в Эстонию были завезены четыре бигля и две швейцарские (люцернские) гончии (В.И. Казанский « Гончая и охота с ней»). Работу по созданию породы начал русский кинолог- Сергей Николаевич Смелков. Его опорой были простые владельцы собак. Могла ли его работы тогда дать результат? Здесь я солидарен с Розеном – нет. Эти завезенные в маленьком количестве гончие просто растворились в куче эстонских помесей, да тут еще началась Великая Отечественная война, которая остановила всю работу. Такая возможность появилась только после войны, когда Эстония окончательно вошла в состав СССР, с образованием ДСО «Калев», только когда были задействованы все государственные ресурсы, как финансовые, так и человеческие, только это дало возможность С.Н. Смелкову закончить свой труд. Это косвенно подтверждает А.Г. Шапатин, член комиссии по приему породы. В своей статье в журнале «Охота и охотничье хозяйство» № 2 за 1955 г. «Комиссия рассмотрела материалы на… собак за 1948-1954 годы…». Т.е. реально, я считаю, основа породы и создалась в эти годы. Такое же косвенное подтверждение даёт В.И. Казансний, в упоминаемой мой книге, ДСО «Калев» «…приобрел лучших гончих различных типов, вел их обособленно, анализируя и делая обоснованные выводы о желательности тех или других комбинаций. В результате этой исследовательской работы на первое место вышли помеси швейцарских собак, которые питомник и использовал для выведения окончательного типа эстонской гончей».

Я полностью поддерживаю мнение эксперта Всероссийской категории В.А. Киселева, который в своей статье «Эстонские гончие на просторах России» /2008г. сборник- Охотничье собаководство России/ пишет: «Объективные условия охоты в России требовали вернуть охотникам маленькую гончую, которая раньше имелась в стране и существует во многих странах мира под общим названием харьеров…». Действительно, небольшая пешая гончая охотникам России просто необходима в связи с более простыми условиями содержания и усложняющимися условиями охоты, прежде всего с ограничениями выдвигаемыми различными владельцами охотничьих угодий.

После того как Прибалтийские республики вошли в состав СССР, а наши власти, (сейчас об этом говорят в открытую) любили заигрывать с ними. Создавали в Прибалтике, искусственно, лучшие условия жизни, строили за счет других республик и прежде всего за счет РФ улучшенную инфраструктуру, магазины заваливали товарами и т.п. И я предполагаю, чтобы потешить самолюбие эстонцев, из политических соображений, и породу решили назвать эстонской гончей, тем более попытки выведения породы уже предпринимались, под руководством русского кинолога Смелкова и его помощников А.М. Емельянова, В.Ф. Прехинга. Кстати подобную версию в начале 2000-х я слышал из уст, ныне покойного, эксперта Всероссийской категории Пяткина В.Ф., который это слышал от самого Казанского В.И. Я считаю, что эта версия жизнеспособна, ведь в Советском Союзе все начинания народа планировались «с верху», под них всегда была подведена четкая идеология а также финансирование и другие ресурсы.

Я не буду рассказывать крови каких гончих ещё подливали, но в 1954 году был утвержден временный стандарт эстонской гончей, а в 1959 стандарт был откорректирован и утвержден окончательно.

Благодаря высоким рабочим качествам некоторых собак этой породы, так САМПО I ВРКОС 1/эг владелец: К.М. Канабрик показал работу по зайцу-беляку на диплом I степени с расценкой: 8-4-20-9-15-8-2-4= 80 баллов, (особенно поражает голос) порода стала распространяться по России. Уже в шестидесятые годы двадцатого века в РСФСР появляются большие очаги разведения эстонской гончей в Тульской, Пермской, Уфимской, Горьковской, Московской, Брянской и в других областях, «наиболее многочисленной из Российских групп эстонской гончей является ленинградская, насчитывающая до 300 собак…» (В.И. Казанский). Судите сами если «… в Эстонии: по регистрации 1952-1953 гг. … насчитывалась 631 эстонская гончая…» (В.И. Казанский). В середине 60-х, только в РСФСР этих гончих было в разы больше.

К началу восьмидесятых годов ситуация кардинально меняется качественно. Вот, что пишет в журнале «Охота и охотничье хозяйство» № 3 за 1981 год член делегации от Эстонии на II-м Всероссийском съезде кинологов А.М. Емельянов, который вместе с С.Н. Смелковым и В.Ф. Прехингом и презентовал «эстонскую гончую» на съезде: «… в последние годы в нашей республике племенная работа значительно ослабла и пущена на самотёк… В настоящее время почти полностью исчезли собаки высшего класса-элита… без которых вести племенную работу на научной основе стало невозможно. Каталоги выставок стали выпускаться только на эстонском языке, в результате чего нарушилась связь с другими республиками… Была подорвана былая слава этой породы, прекратилось её массовое распространение…». И с этого времени т.е. с восьмидесятых годов, порода развивается, совершенствуется, да и вообще держится на российских заводчиках. А могло ли быть иначе? А был ли смысл создавать породу чисто для Эстонии? Посмотрим, что представляла собой Эстония. Журнал «Охота и охотничье хозяйство № 8 за 1959 год, статья- «У нас в Эстонии». «… Эстония не особенно богата лесом (её лесопокрытая площадь составляет около 20 процентов всей территории) … лесные насаждения… располагаются неширокими поласами… В 1949 г. в Эстонской ССР насчитывалось примерно 6000 охотников…». Население республики на 1941г. -1017475 человек, на 1959 г. -1196791 человек(интернет). Для сравнения в Тульской области, которая богата своими традициями в области охотничьего собаководства, на 1928г.- 1531800 человек, а на 1959 г.- 1920308 человек(интернет). А разве она может создать свою породу? Другой пример. Латвия и Литва схожи по своим природным и политико- экономическим характеристикам с Эстонией. В 70-е годы им «создали» свои породы гончих собак. Эти породы по ряду причин не прижились в России. И где эти породы сейчас, их нет.

Один из авторитетов советской кинологии А.П. Мазовер в своей статье в журнале «Охота и охотничье хозяйство» № 12 за 1973 год по поводу эстонской гончей писал: «… развитие и становление породы и выход её за пределы республики…, а также различный характер её использования в других условиях, естественно, будут способствовать образованию разных типов…». Что и произошло. Наши собаки имеют отличия от типа собак которые в Эстонии. У наших собак выше нижний предел по росту, собаки менее растянуты, чем те у которых встречается кровь эстонских гончих вывозимых из современной Эстонии, есть различия и в «рубашке»: более белого в окрасе, значительно меньше крапа, есть и отличия по голове: черепная коробка менее округлая, уши, как правило на линии глаз. Но самое главное в чем нам удалось опередить «тех» гончих, это рабочие качества. Наши собаки показывают более широкий полоз, более параты, а какие голоса!!!

Все это, я считаю, дает нам право и дальше развивать нашу отечественную породу и под своим именем, может быть русская пешая, может быть русская малая пегая, может быть еще под каким то. Но однозначно не оглядываясь на Эстонию. Там порода в полной депрессии. В начале 2000-х на меня вышел один известный эстонский кинолог и попросил помочь его другу подыскать щенка эстонской гончей, с его слов, он уже с 90-х годов на выставках в Эстонии не видел собак, которые сколько-нибудь, по типу, подходили к стандарту эстонской гончей. После пятнадцатого года, текущего столетия и некоторые другие эстонцы-заводчики стали приобретать и вывезли несколько щенков в Эстонию, чтобы в дальнейшем вязать со своим материалом. Они не скрывали, что их главная цель продавать уже своих щенков в Россию, за евро, как наиболее «правильных», из страны происхождения.

Лет двадцать пять назад, когда я только увлёкся этой породой, я свою третью собаку хотел приобрести только в Эстонии. В дальнейшем я «десять раз перекрестился», что мне не удалось найти щенка с эстонскими документами. Сейчас я знаю, что нашим собакам, те которые в Эстонии и в «подмётки не годятся». Я хочу уберечь нашу породу от засорения кровями которые могут, из-за не знания завезти начинающие владельцы, как чуть не получилось в своё время со мной.

У нас сложилась своя порода собак и мы должны провести анализ существующего поголовья (сюда должны войти как измерения, так и индексы, или параметры собак и статистика по окрасам, по недостаткам и порокам, относительно, существующего стандарта). Должны быть предложены уточнения к стандарту учитывающие перспективы развития породы и прежде всего с упором на полевую работу и связанные с условиями охоты в России. Т.к. известно, что экстерьер напрямую связан с рабочими качествами собаки. Только после этого нужно делать изменения в стандарт, дать название нашей породе и стандарт уже нашей отечественной породы зарегистрировать в FCI.

Известный советский кинолог А.В. Камерницкий в журнале «Охота и охотничье хозяйство» в № 11 за 1969 год пишет: «…По существующему в Федерации положению за международный (в рамках FCI) стандарт принимается стандарт той страны, откуда происходит данная порода… Однако дело обстоит не так просто. Действительно, стандарт, т.е. сложка собак, определяется прежде всего спецификой использования данной породы. Применение же целиком зависит от конкретных требований охоты, нередко очень и очень различных в каждой стране. Например, использование немецких легавых у нас практически не имеет ничего общего с требованиями, предъявляемыми этим собакам на парковой охоте в Германии или Чехословакии. Отсюда и несколько иные требования к сложке- конституции, поставу шеи, рычагам и др…. Подобные расхождения и невозможность приспособить «международный» стандарт к своим условиям толкают многие страны выводить «собственные» породы и разрабатывать на них собственные стандарты…».

Более чем за 40 лет ведения и усовершенствования породы эстонской гончей в России фактически обособленно от Эстонии мы создали свой тип гончей, удовлетворяющей условиям охоты в России и можем обоснованно считать эту породу своей отечественной.

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Мысль на тему “«Эстонская» гончая – чья же это порода?”